16 апреля вторник

«У Рунета свой путь саморегуляции. И мы его преодолеем благодаря диалогу с государством, а не процессу закручивания гаек»

Руководитель стратегических проектов Лаборатории Касперского Андрей Ярных о взаимодействии интернета, государства и бизнеса

«У Рунета свой путь саморегуляции. И мы его преодолеем благодаря диалогу с государством, а не процессу закручивания гаек»
Статьи 24 декабря 2015 •  runet

«У Рунета свой путь саморегуляции. И мы его преодолеем благодаря диалогу с государством, а не процессу закручивания гаек»

Руководитель стратегических проектов Лаборатории Касперского Андрей Ярных о взаимодействии интернета, государства и бизнеса

24 декабря 2015 👁 2037

— Что нового может дать Рунету Форум Интернет Экономика?

Все эти годы у интернета был замечательный интерфейс взаимодействия с индустрией и с пользователями, но не было взаимодействия с государством. И сейчас мы очень рады, что такое общение формируется на уровне сложившегося интернет-сообщества, экспертов, которые обладают некоторой преемственностью.

И, соответственно, уже их экспертиза используется для формирования дорожных карт. Мы со своей стороны создавали свою дорожную карту по безопасности. Она не попала в общий пул, но отдельные положения из нее мы видим в разных отраслях — медицине, суверенитете, обществе. На самом деле, не все темы можно уместить в дорожные карты, но вопросы безопасности мы считаем важными, поэтому очень хорошо, что они есть в разных сегментах и картах.

— Что сподвигло государство пойти навстречу интернет-отрасли, бизнесу?

Та форма, которая есть сейчас, напоминает саморегуляцию: Рунету самому предложено сформулировать основные чаяния и проблемы и представить их государству для реализации. Это важно, потому что в обсуждение вовлекается широкий круг экспертов. Это не директивно спускается как данность, с которой ничего нельзя сделать и под которую мы вынуждены подстраиваться. В данном случае сама отрасль генерирует положения, направленные на развитие до 2020-2025 года с определенным видением тех трендов, которые сейчас есть в Интернете. 

Мы заинтересованы в том, чтобы наш бизнес процветал, государство заинтересовано в этом не меньше. И в принципе совпадение наших интересов выглядит правильным. Но оно должно учитывать интересы всех сторон: государства — с точки зрения безопасности развития экономики, отрасли — с точки зрения регулирующих возможностей государства. Потому что если мы не будем высказывать свои предложения, рано или поздно мы столкнемся с регулирующей функцией государства сверху. И вот тогда уже будет проблематичнее прийти к какому-то взаимовыгодному решению.

— Насколько, на ваш взгляд, верно утверждение, что государство решило пойти навстречу, потому что интернет уже не только разросся сам по себе, но и пошел в отрасли, раньше с ним никак не связанные?

Государство ждало от отрасли инициативы, не предпринимая никаких шагов ни навстречу, ни сверху, а просто давая возможность реализовать потенциал сообщества. Но для того, чтобы реализовывать, его нужно было сформировать. И именно этот выкристаллизованный механизм представляется самым правильным для взаимодействия с государством, потому что он не отражает ни пользователя, ни индустрию, а фактически совокупность всех этих величин.

И очень хорошо, что со стороны государства есть потребность в таком общении, потому что мы видим, что на форум приходят известные люди: эксперты, депутаты, руководители комиссий Мосгордумы. И такой высокий уровень общения обязывает индустрию подходить к этому ответственно и формировать какие-то предложения. Не “хотелки”, как мы это раньше называли, а реализуемый подход к этим предложениям и, соответственно, с неким взвешенным обсуждением внутри индустрии. 

— Все-таки давайте уточним по поводу саморегуляции. В различных странах регуляция осуществляется совсем по-разному. Россия в этой схеме по какому пути следует?

Как обычно, по своему пути. Для нас зарубежный опыт является скорее не руководством к действию, а неким информированием, что существует такой путь. Это никоим образом не директива, не давление сверху. Вот на меня как на человека, вовлеченного в процесс формирования дорожных карт, не давили, никто не говорил, как нужно делать. Мы выдвигали свои предложения исходя из интересов отрасли и возможности реализовать наши идеи. И мы были рады увидеть потом эти положения в дорожных картах.

То, что связано с криптозащитой, с безопасностью в интернете — это важно и в медицине, и в государстве, и в других направлениях. Единственное, мы надеемся, что вот эти положения, которые сейчас в некоторой степени разрозненно распределены по разным документам, будут потом востребованы в качестве экспертизы. А специалисты смогут принять участие в дальнейшем обсуждении. Отвечая напрямую на ваш вопрос, у нас действительно свой путь, своя интеграция, и мне нравится, что она имеет довольно мягкую форму, именно в режиме диалога, а не закручивания гаек.

— Российские компании пока не охватывают всего спектра производства ПО. Не возникнет ситуации, когда отечественные компании просто не создадут продукт, отвечающий уровню иностранных аналогов?

Взят очень правильный вектор. Говорят же, что дорогу осилит идущий. Бежать в этом направлении, к сожалению, не получается, потому что это очень тесно связано с процессом технологической разработки, с финансированием, с наличием не только потенциала, но и возможностей его реализовать. Поэтому, действительно, нельзя сказать, что мы можем заместить все и сразу, но важно двигаться по этому пути. Очень хорошо помогает АРПП — объединение производителей. И очень помогают Минсвязи, Минэкономразвития, в том плане, что инициатива импортозамещения была поддержана на законодательном уровне и этот вектор уже взят в качестве государственного.

С нового года должен начать работу реестр российского программного обеспечения, где компании будут описывать свои программы, их функционал, и доказывать, что их решения не хуже западных аналогов. Если это действительно так, если ПО будет устраивать заказчиков, они, конечно, должны дать преференции, отдать предпочтение отечественным разработчикам как более доверенным. И это, в принципе, некая поддержка отрасли, поддержка разработки. Потому что если мы будем и дальше проигрывать свой собственный рынок, то очень тяжело рассчитывать на какую-то внешнюю экспансию нашего ПО. 

А это очень чувствительная область: практика показала,что в какой-то момент программное обеспечение может перестать работать по политически мотивированным решениям. Это, к сожалению, мобилизует и обвязывает компании разрабатывать собственные программы и уже не попадать под внешние источники давления или гарантировать, по крайней мере, что это давление будет оказываться на зарубежные аналоги. Никто не застрахован, конечно, от давления на государственном уровне, но можно, по крайней мере, существенно снизить его в той части, которая касается критически важной инфраструктуры, например. 

Сложно себе представить, как одномоментно мы сможем отказаться от ПО, от которого мы зависим критически. Хорошо, этого не происходит сейчас, но мы должны думать о будущем и давать шанс российским разработчикам реализовать какие-то свои алгоритмы, свои решения, не хуже западных.

Одно из наших предложений по импортозамещению касалось криптозащиты. Это тренд не будущего, это тренд сегодняшний. Механизмы криптозащиты настолько совершенны, что вирус, проникший в компьютер и зашифровавший все его содержимое, практически не поддается расшифровке, если использовалась достаточная длина ключа. И очень сложно помочь такой машине. То есть, если мы не смогли предотвратить, если компьютер не был защищен, то спасением остается только форматирование диска. А если это будет основано на отечественных механизмах, то по крайней мере, какие-то ключи, какие-то возможности у того же самого государства, чтобы защитить свои мощности, будут. Это будет зона досягаемости на территории России, а не полная зависимость от иностранных механизмов шифрования.

— А нет риска, что российские разработки, созданные на базе иностранных, будут выдаваться за отечественное ПО? В частности, в отношении Росплатформы такие мнения уже звучали.

Понятно, что появление реестра отечественного ПО приведет к появлению определенных трюков, определенных механизмов, по которым западное ПО будут пытаться выдать за отечественное — либо через учредителя, либо, как один из вариантов, считать российским локализованное ПО, хотя это ни разу не тождественно. 

Здесь критичным является вопрос контроля за разработкой, возможностью размещения. И этот контроль должен быть не разовым — вот мы сейчас проверим и определим, что повода для беспокойства нет. Форма контроля должна быть постоянной, потому что выходит обновление ПО — и любое доверенное сразу становится недоверенным. Заменяется программный модуль, заменяются элементы базы, и может быть привнесено что угодно. 

Программное обеспечение должно отвечать критериям АРПП, а они сейчас очень жесткие, просто так сложно выдать себя за отечественное ПО, там определенные требования к владельцам, к доступности, функциональности, в том смысле, что оно должно быть доступно по всему миру. То есть, включая проблемные, непризнанные республики, в том числе. Для зарубежного ПО такое признание связано с некоторыми сложностями. Так что, на мой взгляд, профессиональное сообщество выработало достаточно эффективные критерии, чтобы чужие программы не выдавались за отечественные. 

Спецпроект Интернет Экономика посвящен одноименному форуму Института Развития Интернета.

Теги: ,
Новости smi2.ru
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.