«Россия — в авангарде мирового телекома»
Статьи 10 июня 2014 •  therunet

«Россия — в авангарде мирового телекома»

10 июня 2014

Новый герой спецпроекта, посвященного 20-летию Рунета — гендиректор Yota Анатолий Сморгонский. В интервью theRunet он предложил отказаться от разделения интернета и рынка телекоммуникаций и предсказал, что в ближайшем будущем рынок будет развиваться эволюционно. По словам Сморгонского, существующие в России технологии уступают японским и корейским, но наш рынок существенно превосходит западный как по качеству услуг, так и по их стоимости для конечного клиента. Сморгонский также похвалил государственное регулирование, отметив, что работа по защите авторских прав приведет к «обелению» рынка и существенно облегчит продажу легального контента.

theRunet: В истории российского интернета не так много настоящих новаторов, которые поменяли рынок. Но Yota — это как раз тот случай, когда с появлением этого проекта интернет поменялся кардинально. Как эта история начиналась?

Анатолий Сморгонский: В Yota я недавно, но историю немного знаю. Проект был запущен Сергеем Адоньевым и Денисом Свердловым, который стал генеральным директором. Тогда оператор работал еще на технологии Wimax: Yota имела федеральные частоты, и она запустила его в достаточно большом количестве городов, предоставляя, наверное, уникальный сервис на российском рынке — это безлимитный интернет-доступ по беспроводной технологии, потому что клиенту важно не то, как она называется, а скорость доступа и то, что она беспроводная.

Далее был большой проект с точки зрения Yota — это замена оборудования и переход в стандарт 4G. Менялось и клиентское, и операторское оборудование. Более двухсот тысяч клиентских устройств были заменены, при этом Yota не потеряла ни в выручке, ни в абонентской базе, и сохранила лояльность людей к бренду.

Наверное, вы видите, что аудитория, особенно в интернете, к бренду Yota — не то что лояльна, ее любят. Это ярковыраженная приверженность определенного сегмента людей к этому сервису, потому что Yota сделала его таким, каким он должен быть — простым и понятным. Интернет сам по себе безграничен, вот он и здесь безлимитен. 

Это был важный аспект, потому что когда компания разделилась на «Скартел» и Yota как виртуального оператора, были вопросы. В смысле, может ли прибыльным быть виртуальный оператор на чужой инфраструктуре 4G. И недавно мы доказали, что да: начиная с декабря 2013 Yota как виртуальный оператор стала прибыльной, и мы показываем положительный результат уже несколько месяцев. Это, конечно, интересный факт — это честный безлимитный виртуальный оператор, и он прибылен на всей сети. 

Сейчас Yota расширяет географию своего присутствия, и за последний квартал мы запустили 14 городов. Ну и готовим новые интересные продукты для своей аудитории.

Судя по всему, по качеству инфраструктуры мы не особо отстаем от технологически развитых стран?

Я даже бы так сказал: учитывая опыт своих зарубежных поездок, я считаю, что мы превосходим развитые страны. Может быть, более быстрая передача данных есть в Корее и Японии, но с точки зрения Северной Америки и, уж тем более, с точки зрения Европы, то, что мы считаем в Москве «ой, не так быстро, ой, где-то не так слышно», это качество на порядок выше, чем в развитом западном мире. Это касается и передачи голоса, и передачи данных. Все, наверное, бывали на разных курортах и знают, как там слышно. У нас же в стране даже на отдаленных участках, например на трассе или в горах, качество связи на высоте. То есть никакого эха, и голос передается великолепно. 

Вообще связь в нашей стране относительно всех остальных услуг достаточно дешевая. То есть ARPU российского абонента чуть больше десяти долларов за полный спектр услуг, причем в самых современных стандартах. Это сильно ниже, чем платит среднестатистический европеец или американец. Многие могут сказать, что там есть какие-то телефоны по доллару, но там очень жесткая система контрактов. У нас такая система тарифообразования не очень прижилась из-за специфичного законодательства, и делать «залоченные» устройства оператор у нас не может. Поэтому я считаю, что Россия, как минимум, если не впереди планеты всей, то в авангарде мирового телекома. 

Как вы сами смотрели на запуск этого проекта, работая в более традиционном телекоме? Не было ощущения, что на рынок пришел дерзкий проект, который будет отбирать ваш хлеб?

Ну, давайте посмотрим на эволюцию, что происходило. Понятно, что интернет отбирает у телевизора медийный вес и становится медиа номер один. И Россия — крупнейший рынок в Европе, в том числе и по интернету. Но основным трендом я считаю то, что интернет становится мобильным. Мы можем наблюдать две эволюции: фиксированный доступ становится все быстрее, проходя эволюцию от диалапа до GPON, до FTTB с гигабитными скоростями. А мобильный интернет, соответственно, проходит эволюцию от 2G до 4G. 

Но что интересно — потребление контента и сервисов, начиная с видео, заканчивая соцсетями, оно все больше переходит на мобильные экраны. Это мы видим даже в продаже девайсов: планшеты догнали и уже даже перегнали ноутбуки, смартфоны стремительно дешевеют, и появляется куча их разновидностей. Когда-то снижение стоимости HD-телевизоров привело к массовости стандарта HD в телевидении и к тому, что стало очень много HD-контента. То же самое мы наблюдаем и сейчас: смартфон дешевеет, он становится удобным для потребления интернета, интернет переходит на мобильные экраны.

Отдельно отмечу, что регулятор в этом плане видит тренд рынка, и начинается работа с авторскими правами. Потому что понятно, что делают операторы — они инвестируют в инфраструктуру, и Yota не исключение. Трафик тяжелеет, а населению более близка модель безлимитного потребления интернета. Соответственно, ты получаешь абонентскую плату, конкуренция снижает твои доходы, а объем трафика снижает твою маржинальность.

Один из других трендов — это появление кучи over-the-top сервисов, то есть тех, которые работают «поверх» интернета — от разных мессенджеров, типа WhatsApp и Telegram, до каких-то видеопроектов. Все эти видеопроекты требуют какого-то сетевого ресурса, и российские операторы непрерывно расширяют этот ресурс. Все могут ругаться и говорить, что это происходит недостаточно быстро, но я еще раз повторюсь, что наши сети работают, с точки зрения моей, как клиента, намного более качественно, чем сети, которые сейчас есть на Западе. Несмотря на то, что у нас гигантская страна, и построить транспортные сети, например, в Австрии, наверное, сильно быстрее и дешевле, чем в России.

Операторы и игроки OTT рынка постепенно идут друг другу навстречу, делают какие-то комаркетинговые акции: с известными социальными сетями, с Яндексом и другими сервисами. Все это идет на пользу конечным клиентам — в результате они получают более интересные сервисы.

Долгое время операторы сотовой связи зарабатывали на голосовом трафике, а потом пришла Yota, и теперь можно говорить по тому же Скайпу и платить за это какие-то копейки.

Голос действительно является достаточно большой долей дохода, но она постепенно снижается. Все-таки есть сегментация населения, и та часть продвинутого населения, которая пользуется Скайпом и прочими сервисами, она небольшая. Плюс все-таки нужно какое-то качество передачи данных — IP канала будет достаточно не всегда.

Но теперь стало понятно, что это вопрос времени?

Естественно, это вопрос времени. Доля голосовых услуг в доходах оператора падает, потому что и стоимость голосовых услуг падает. Количество минут на рынке только растет, люди общаются больше. То, что эти минуты дешевеют — это конкурентная борьба и клиент от этого только выигрывает. Мы все понимаем, что для операторов основным драйвером роста выручки является мобильный интернет, и все они демонстрируют, что они этот мобильный интернет развивают. Они вкладывают в это свои инвестиции и рассчитывают получить их возврат. 

Наш телеком построен на частные деньги, и несмотря на то, что игроков тут немного, это какая-то совершенная суперконкурентная отрасль. И тут правильно участие государства как регулятора: оно поддерживает определенный уровень конкуренции, который дает, с одной стороны возможность населению потреблять дешевую связь, а с другой — возможность оператору иметь достаточный возврат на инвестиции, чтобы совершать технологические прорывы, предоставлять новые услуги, расширять покрытие. Потому что, повторюсь, наша страна сильно больше, чем все остальные, а плотность населения ниже, и это надо учитывать. Но пока я считаю, что все идет достаточно успешно и даже более, чем успешно. LTE покрыта большая часть населения, а операторы уже запускают какие-то суперпередовые вещи.

Анатолий Сморгонский. Фото theRunet
Анатолий Сморгонский. Фото theRunet

Вы говорили про функции регулятора. Какие можете привести примеры правильных, полезных, нужных инициатив для рынка телекома со стороны государства за последние десять лет?

Из того, к чему я успел прикоснуться, это, прежде всего, розыгрыш лицензий 4G и 3G. Вы, наверное, знаете, что на Западе лицензии продают. То есть ее можно купить. У нас же сделано более грамотно — за лицензию оператор должен ответить определенным коммитментом по инвестициям. И это толкает оператора на то, чтобы эта инвестиция развивала инфраструктуру и клиент точно получал определенный сервис.

Далее, я считаю правильной инициативу, связанную с защитой прав. Тут надо делать все очень четко и тонко, потому что правообладатели хотят переложить ответственность на оператора, а операторы технически не могут нести ответственность за миллионы клиентов, которые что-то могут выложить в сеть. Я считаю, что тут задача регулятора — постепенно совершенствовать законодательство и привести к тому, чтобы рынок контента сильно «побелел». Но это будет только тогда, когда правообладатели поймут реальную стоимость продукта — если цены держать на очень высоком уровне, его просто не смогут купить.

Чем хороши действия по защите интеллектуальной собственности для оператора? Это хорошо тем, что будут лучше взлетать контентные проекты, которые запускает оператор. В свое время, работая в «Билайне», я запускал проект, один из двух успешных проектов IPTV в нашей стране. Video-on-demand являлся небольшим (с точки зрения общего бизнеса) источником дохода. И он приносил очень сомнительную маржинальность, то есть чуть больше нуля. Но мы это делали ради нашей клиентской базы, и люди пользовались. Так вот, если будет правильно построена регуляторика с точки зрения контента, то естественно легальный контент будет продать легче и дешевле. Ты будешь продавать не один title на домохозяйство, а больше, потому что скачать с пиратских ресурсов их будет просто невозможно.

Часто правообладатели говорят: «Вот вышел какой-то блокбастер, мы сначала выпустим его на DVD, а потом только вы получите его в цифровую дистрибуцию». Естественно, эта позиция ортодоксальная, потому что после выхода на DVD он в цифровой дистрибуции уже никому не интересен, потому что пираты эту дистрибуцию организовывают в тот же вечер. Тут регулятор дает сигнал на рынок и, по сути дела, представители и операторов, и правообладателей должны сесть, выработать какие-то правила и донести это до регулятора через какие-то комитеты. 

В общем, это цивилизованная работа над правильным законодательством. Когда-то IPTV регулировалось кабельным законодательством, потом потихонечку мы работали с коллегами, и многие наши инициативы были донесены, и регулятор скорректировал законодательство. Поэтому я считаю, что есть два больших тренда: это правильное регулирование с точки зрения доставки (организация доступа 4G и 3G) и с точки зрения авторских прав. Эти две вещи могут позволить рынку правильную развиваться, имея баланс между перегибами со стороны контентщиков и какими-то неконкурентными ситуациями. Тот баланс конкуренции, который позволяет возвращать инвестиции и вкладывать их далее, мне кажется, это основная задача регулятора.

Возвращаясь к истории компании. Был ли возможен сценарий, когда Yota сразу начинала бы с LTE?

Yota не могла начинать с LTE, потому что это лицензируемая в нашей стране технология, и в тот момент, когда компания выходила на рынок, эти лицензии разыграны не были. Был Wimax, и Yota начала работать в том стандарте, который был уже доступен. Плюс на рынке уже было оборудование — как клиентское, так и инфраструктурное.

Если завтра придет какая-то новая технология, готова ли Yota к трансформации?

Эволюция 2G-3G — это эволюционная, а 4G —более революционная история. Но Yota, как и все операторы, тестирует различные технологии. Естественно у нас есть достаточно серьёзный RND, и мы уже тестируем такие вещи, как LTE Advanced. То есть мы изучаем возможные стандарты, но я не думаю, что будет что-то супер революционное по сравнению с тем, что уже заложено в текущей 4G. У этого стандарта достаточно глубокая архитектура, чтобы расширять скорости и технологии передачи данных. Поэтому Yota, естественно, готова эволюционировать дальше.

Можно ли сказать, что на самом старте Yota ориентировалась в основном на гиков — людей, которые жаждут всего нового, которые пользуются новыми технологиями, а сейчас это скорее массовая аудитория? Можно ли вообще говорить о некой разнице в аудитории тогда и сейчас?

Я, как человек коммерческий, скажу так. Yota имеет четкое позиционирование — она дает быстрый интернет. Он нужен определенному сегменту людей, но я не думаю, что это гики. Это достаточно успешные молодые профессионалы. Это [может быть] просто человек, который, возможно, занимается медииным или рекламным бизнесом. Человек, далекий от технологий, но у него есть лаптоп и Yota. И он не видит смысла в этом лаптопе без Yota, потому что она наполняет его почтой, видео, презентациями — всем, чем угодно. Сейчас же модно работать в коворкингах, многие работают из кафе. Я часто вижу, что люди творческих профессий сидят с Yota. Во-первых, этот интернет можно раздать кому-то из друзей, а во-вторых, это их стиль жизни, и мы со своим продуктом туда вписываемся. 

Гики любят разобраться, как устроен модем, что там за батарейка, какая там емкость и так далее. Эта аудитория есть у любого оператора. И чем ты более технологичен (а мы технологичны), тем более интересен ты этой аудитории. И гигантская часть нашей аудитории, основная часть — это продвинутые молодые люди, которые без интернета а) не живут и б) не работают. Поэтому я бы не сказал, что это какие-то супертехнологичные гики, просто на старте мобильное оборудование — ноутбуки и смартфоны, были дороже, а сейчас, когда оборудование дешевеет, мы становимся более массовыми. Плюс мы расширяем географию. 

Если посмотреть на Yota, как на успешный стартап, который сегодня стал большой серьезной компанией с прекрасным офисом. Как бы вы сформулировали секрет успеха этого стартапа?

Я бы сформулировал это словами Yota: наш продукт связан с корпоративной культурой тех людей, которые этот продукт делают. Один из наших постулатов — это делать продукт, каким он должен быть. Когда вы берете в руки девайс Yota и пытаетесь его инсталлировать, у вас не должно возникать ощущения, что что-то здесь сделано не так, как вы бы хотели. Невозможно угодить всем. Но для того сегмента, которому мы адресуем свои продукты, мы будем стараться работать, соблюдая этот принцип. Я думаю, это один из тех секретов. Даже при снижении рекламных расходов мы продолжаем продаваться, и нас четко идентифицируют именно по потребности безлимитного интернета.

О чем мы не упомянули в контексте разговора о развитии российского интернета, его инфраструктуры, об истории Yota? Быть может, важная веха, явление, проект или персона?

Я уже не делил бы интернет и телеком. И, наверное, добавил бы, что один из больших трендов — это переток смотрения из телевидения в интернет. Это важный и очевидный тренд, и даже в США, где большую долю имеет кабельное телевидение, доля интернета уже очень серьезная, и внимание людей переходит с этого экрана. Так что важным трендом будет смещение видеосмотрения в интернет и социализация всей этой истории. То есть так называемой Social TV, Social Video: люди будут не просто смотреть, они будут все больше общаться между собой. Пока что это видеосервисы с комментариями, но это прототип чего-то более технологичного и удобного.

Беседовал Игорь Санин

Новости smi2.ru
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: